Программа обучения детей младшего возраста изобразительному искусству

by Рахман Файзулович


Здесь дан текстовой материал для тех, кому приходится составлять программы своих занятий с детьми для администрации. По себе знаю, какая нудная это работа, не все художники писатели.


Любая творческая деятельность открывает человеку путь к самопознанию, к внутренней свободе. Но для ребёнка исключительно важную роль играет именно изобразительное искусство, способное дать простые, физически осязаемые средства выражения своих эмоций. Возможность непосредственного преобразования имеющегося материала свойственна только изобразительному искусству, где нет серьёзных профессиональных преград для творчества. Изучение искусства имеет отношение к познавательной, зрительной и эстетической деятельности детей. Оно помогает развивать его визуальную восприимчивость, учит видеть подробности, глубже осознавать форму и пространство, а значит, и лучше ориентироваться в мире. Зрительные образы становятся важным средством общения с другими людьми.

Занятия изобразительным искусством, не связанные обязательными ограничениями, единой темой и, следовательно, свободные от сопоставления результатов, позволяют каждому ребёнку придерживаться темпа и ритма работы в соответствии со своим уровнем общей готовности.   Очевидно, что в этот возрастной период собственная художественная практика ребёнка имеет для него большее значение, чем восприятие профессиональных художественных произведений.

В наше время искусство не привилегия избранных. Каждый ребёнок, независимо от степени своей художественной одарённости имеет право на систематическое художественное образование, от которого в значительной мере зависит уровень его общего развития и культуры.

 

 

Занимаясь изобразительным искусством, дети смогут:

— видеть, чувствовать и ценить гармонию в мире, использовать понимание её принципов в        повседневной жизни;

— выражать в зримой форме свои мысли, чувства и идеи;

— понимать характерные особенности и потенциал многих материалов, инструментов и технологи;

— применять художественные элементы и принципы в своих собственных композициях и находить их в художественных работах других.

 

Художественные знания развивают у детей:

— критическое мышление;

— способности к творчеству;

— стремление к самопознанию, к раскрытию своих возможностей;

— развивают и поддерживают эмоциональную устойчивость.


 

Часто не только родители, но и педагоги пытаются смотреть и оценивать детское изобразительное творчество сквозь призму художественного профессионализма. Иллюзорное изображение на плоскости бумаги и на сетчатке глаза достигаются сходными средствами, в основе которых лежит метод центрального проецирования. Этим объясняется лёгкость и естественность восприятия реалистических рисунков выполненных с помощью линейной перспективы и светотени.

Но нет смысла переносить принципы восприятия академического рисунка на язык детской графики, который отличается иным способом организации изображения. Надо осознать, что уровень эстетического восприятия ребёнка и его художественная практика, представляется своеобразной моделью, воспроизводящей этапы эволюции художественной формы. Мы помним наскальные рисунков людей каменного века, искусство Древнего мира, то, что принято называть детским периодом человеческой цивилизации. И никто не пытается оценивать его мерками современного академического искусства. В процессе обучения, из всего имеющегося арсенала изобразительных средств и приёмов педагог выбирает лишь те, которые наиболее полно соответствуют возрастным особенностям его детей.

Ценность детского творчества не в его техническом совершенстве, а в его эмоциональности, в способности автора ограниченными художественными средствами передать свое мировосприятие. Интуитивное чувство гармонии в цвете и линии, искренняя непосредственность в передачи эмоций характерны для лучших образцов детского творчества.


Минимум изобразительных элементов, позволяющих нам узнать в рисунке определенный образ, будем называть знаками зрительной ориентации.

 

Используя это понятие, дети, на ранней стадии обучения, могут без особых усилий в лаконичной форме придать смысловое значение любым своим изображениям. Наиболее часто употребляются такие знаки зрительной ориентации, которые помогают одушевить самую примитивную графическую форму (глаза — две точки, хвост — палочка, вода — волнистая линия). Этот, на первый взгляд, формальный приём способен совершить революцию в сознании ребёнка. Всё в рисовании становится просто и интересно, даже, если ты ничего ещё не умеешь

Можно долго и старательно рисовать, но если никто не может догадаться, что означает этот рисунок, интерес к занятиям быстро пропадает.

Попытайтесь придать квадрату вид птицы, дома, машины, минимальными средствами, достаточными только для угадывания с их помощью этих образов. Сделайте то же самое из круга и треугольника или другой фигуры. Не так важно, что вы захотите изобразить, важно, что вы сможете догадаться о существовании в изображении ключевых элементов, помогающих определить его смысловое содержание. Мы называем эти элементы знаками зрительной ориентации, потому что они ориентируют наше зрительное восприятие в заданном направлении.


Структурная схема — это изображение условным языком графики конструктивных особенностей объекта, его отличительных закономерностей. Как и знаки зрительной ориентации, структурная схема участвует в смысловом определении рисунка (что же изображено). Она до минимума сужает поток информации, отбрасывая всё богатство зрительных впечатлений. Это лаконичная форма исходных данных предлагаемых ученику на начальном этапе обучения.

В детском творчестве эта схема часто воспринимается в качестве символа, изображения-знака, обозначающего предмет или животное. Схема позволяет видеть, из каких элементов состоит объект и как они взаимосвязаны (точки соединения и их расположение относительно друг – друга). Дети старшего возраста используют структурную схему только на промежуточном этапе работы над образом. Предлагаемые задания основаны на проведении простых линий, ограниченных определёнными схемой параметрами (по форме, по направлению, по размерам).

 

Структурная схема помогает организовать линии в узнаваемый образ, а это является для ребёнка лучшим стимулом к работе и доступной возможностью самоконтроля. Если образ узнаваем, значит, всё сделано точно.


Структурная схема и её преобразование

 

С преобразованием были связаны многие упражнения, но преобразования структурной схемы имеют свои особенности. Целью данных операций является поиск выразительного движения и пропорций разрабатываемого образа.

Структурная схема, это своего рода алгебраическая формула, которая математическими знаками заменила конкретные численные значения и стала универсальной. Формула преобразуется до тех пор, пока не примет удобный для расчётов вид или не выявит новую закономерность

Самостоятельное составление структурной схемы фантастического животного будет интересно для многих детей.

Ребенок может менять по своему желанию соотношения размеров каждого элемента схемы, менять его пространственную ориентацию, придать любую конфигурацию (или позу, если это животное), не меняя при этом, структурные связи элементов, определяемых схемой.

Структурная схема из графических модулей помогла всё расставить на свои места. Получен образ животного в движении, определены его пропорции, положение в пространстве. Следующим этапом обучения будет его пластическая проработка. Необходимо добиться плавного перетекания одной формы в другую, а при достаточном зрительном опыте (запасе впечатлений) и отражения своего понимания формы животного.

 

Ни один ребёнок не оставит кошек в таком «голом»  виде. Появятся глазки, носики, усики — то, что мы называем ‘знаками зрительной ориентации’. Кошки будут полосатые, пятнистые, пушистые и облезлые.


 

Методические замечания

Детей не нужно учить формальным приемам композиции, им нужно раскрыть эстетические основы создаваемых ими рисунков, делиться с ними своим пониманием того, в чем достоинства каждой работы, какие эмоции они рождают, и главное – как это достигнуто. Если дети начнут понимать достоинства и недостатки своих рисунков, то педагог со своей задачей справился.


Степень условности

Можно показать звук музыки  (нота)
Можно показать произнесенное слово (буквы).
Можно показать позу человека (полочки)
Можно показать красоту видимого мира (совокупность эстетического восприятия).

Благодаря условности человек способен изобразить все что угодно. Знак, символ, схема — языки условные, потому что люди условились между собой об их значении. Детские рисунки так же условны, как и многие схемы, только степень условности у них различна. Если знак требует предварительной договорённости о его значении, то схематичный рисунок ребенка должен легко поддаваться расшифровке, не превращаясь в китайскую грамоту.

Дети, не владея реалистическим рисунком, пользуются графическими символами. Они заучивают множество схематичных изображений полученных от родителей, от старших детей, отовсюду, где только можно, и это усваивается, как рисуночное письмо. Вот это — домик, это – цветок, это – кораблик, а это – человечек. И всё, — никаких характеристик, никаких градаций, только обозначение предмета.

Обычно, для родителей становится полной неожиданностью изобразительное творчество их детей. Малыши под руководством художника-педагога успешно используют условный язык графики для выражения своих чувств. Оказывается, дети готовы нарисовать не просто человечка, а девочку, и не просто девочку, а веселую или грустную девочку.

.

Будем считать отражение реального мира с максимальной полнотой зрительной информации, верхним пределом шкалы условности. За нижний предел примем схематическое изображение, передающее минимальный объём информации


 

Методика ограничений

 

Ограничивая детей в выборе тех или иных изобразительных средств, мы всё же оставляем свободу выбора, а не предлагаем готового решения. Снять все ограничения – значит отказаться от возможности целенаправленного обучения детей. Смысл метода в создании ограничений такой ширины потока, который позволяет каждому ученику найти в нём свой путь передвижения. При этом все сохраняют заданное педагогом направление. Свобода личности с правом  выбора при некоторых ограничениях  (ограничениях не прав личности, а способов реализации этих прав) позволяет целенаправленно организовать процесс обучения.

 

 

Возрастные ограничения

 

Они отчетливо проявляются в рисунках дошкольников и младших школьников.

Используется только фронтальная перспектива, ни каких ракурсов и перспективных сокращений. Отсутствие единой точки зрения (туловище кота может быть изображено в профиль, а голова – в фас). Отсутствие светотени и прямых линий (все сикось-накось).

 

Ограничения, определяемые педагогом

 

Это могут быть самые разнообразные ограничения: по уровню детализации образа {та или иная степень детализации образа}, по глубине пространства {плоскостное, пространственное}; по технике исполнения и многие другие.


Фактор узнавания изображения
является определяющим для ребенка. Ни характер образа, ни его отношения с окружением, а только узнавание служит целью рисования. Это стадия рисуночного письма знаками.

 

Рисунок предметов может быть и не похож на оригиналы, но в определенных обстоятельствах мы без труда определяем, где что изображено. Попросим нарисовать папу, маму и себя. Можно ограничиться схематичным способом их изображения, чтобы облегчить детям выполнение задания. Туловище – прямоугольник, голова – овал, руки и ноги – палочки. Пытаемся вначале понять, чем же отличаются друг от друга изображаемые люди. Определяем: кто из них самый высокий и кто самый низкий;

кто самый полный и кто самый худой; в чем отличие мужчины от женщины (длинна волос, одежда, украшения и др.); отличие ребенка от взрослого; фасон одежды и дт.

Рассматривая рисунок каждого человека по отдельности, мы, скорее всего, не сможем ни кого узнать. Но, как только они будут представлены вместе, различие их форм сразу подскажет нам, где нарисован папа, где мама, а где их ребенок. Это, непритязательное, на первый взгляд, задание дает ключ к пониманию самого процесса рисования, к пониманию важности сравнения одного образа с другим. Рассматривая натуру, художник постоянно ищет в ней меру отличия одного от другого. Он сопоставляет высоту и ширину объекта, что расположено выше, а что ниже, что светлее, а что темнее. Передавая на бумаге найденные в натуре соотношения величин, тональностей, цветовых отношений, он добивается сходства изображения с натурой. Задача педагога – подобрать объекты для рисования с ярко выраженными отличиями одного от другого. Начинаем с очевидных контрастов: человек и животное, птица и рыбка, машина и самолет. Сравниваем, чтобы найти различия! Если сможем передать даже в схематичном рисунке найденные различия, а тут нет ничего сложного, то сможем передать, если и не сходство, то хотя бы  тип предмета (автомобиль это или курица).


Несуразные действия

Очень часто возникают ситуация, при которой ребенок оказывается в растерянности. Он знает, что дорога черная, морковка красная, а дома не летают. Родители, глядя на рисунки сына, постоянно твердят ему заученную фразу – так не бывает, ты что, не умеешь рисовать! И не будет у этого правильного ребенка на бумаге летающего дома и голубой дороги.
Бабушка наотрез отказывалась понимать «богохульные» рисунки и вскоре забрала талантливую внучку домой. Уместно будет заметить, что католики не допускают на занятиях с детьми кукольный театр и танцы. Так что в жизни соединить не соединяемое не всегда удается.

Отказ от копирования

 

Хорошо известно стремление детей к копированию понравившихся им картинок. Если ребенок ни с кем не обучается рисованию, то копирование рисунков художников вполне закономерное явление. Многие родители стараются поощрять это занятие, полагая, что таким образом их ребенок овладевает искусством рисования. Это хорошо заметно педагогу, когда ученик на занятиях начинает упрямо повторять заученные дома изображения из мультфильмов или детских книг. Любые попытки изобразить эти персонажи в другом ракурсе или в другой позе приведут ученика к разочарованию. Можно на глаз точно срисовать математическую формулу, но нельзя ее преобразовать, не владея математикой. Вряд ли надо демонстрировать в этом вопросе жесткую бескомпромиссность по отношению к малышам и младшим школьникам. Но это просто необходимо в работе с подростками, когда они приступают к рисованию с натуры. В этом случае, зрение, воспитанное на копировании «плоских» изображений, с большим трудом удается переключить на правильное восприятие объектов в пространственной среде (так называемая «постановка глаза», будет проходит невероятно трудно).


 

Всегда надо учитывать различие в восприятии детьми ваших пояснений, рассчитанных только на слух, или одновременно на слух и иллюстративный материал. Часто можно получить от детей оригинальные решения композиции, заданных вами в устной форме. Проще говоря, не всегда следует подпитывать воображение детей «подходящими картинками», может случиться обратное, и вы получите множество перепевов одной темы. Многое зависит от исходного багажа зрительной информации учеников. В одном случае требуется показать возможные варианты иллюстративным материалом, в другом бывает достаточно легкого словесного намека, чтобы воображение активно включилось в работу. Если в голове у ребенка пусто, то любое ваше красноречие без демонстрации иллюстративного материала даст нулевую отдачу.


 

Задача — найти в море информации, хранящейся в голове, те ее массивы, которые можно привлечь к решению изучаемой проблемы. Интуитивный подход на раннем этапе изучения задачи основан на механизме поиска ассоциативных связей между различными, имеющимися в голове, фактами, относящимися (не всегда очевидно) к рассматриваемой проблеме. Найденная информация, концентрируется в оперативной памяти мозга. Не включая интуицию, мы теряем доступ к скрытой от нашего сознания (именно не очевидной) информации, теряя способность к нестандартным решениям проблемы.  Искусство, как ни что иное, способно развить наши способности к ассоциативному мышлению.


 

Способности к рисованию определяются, помимо природных данных, и интеллектуальным  диапазоном человека. В начальной стадии обучения (у малышей) исходный уровень готовности не так заметно влияет на процесс обучения, как степень впечатлительности ребенка, его повышенная эмоциональность. В старшем возрасте сильным стимулом к работе обладают не просто «умники», а особо чувствительные «умники», которых зрительные впечатления очаровывают и буквально завораживают, как и в раннем детском возрасте. По мере взросления человек начинает осознавать меру своих способностей к рисованию и, в зависимости от нее, сохраняет мотивацию к занятиям или ее теряет. Здесь огромную роль играют внутренние установки на то, что настоящее – это профессиональное академическое рисование, а всё иное от неумелости. Бывает, сразу трудно понять, что даже очень реалистичное изображение не всегда способно вызвать ответные чувства, в то время, как даже наивный детский рисунок может содержать в себе бездну эмоций, находящих мгновенный отклик в душе человека. Одно дело, передать на бумаге все объективные внешние характеристики явления, и другое дело, передать изображением свое эмоциональное состояние. Искусство воздействует через эмоции, оно рождает эмоции, благодаря чему и существует.


 

То, что могут все

 

Не желая при первой встречи травмировать психику неопытного ученика (все в группе напряжены от неизвестности – получится у них или нет), просим на первом занятии нарисовать то, что наверняка могут все.

Это могут быть линии разного характера (умные, хитрые, дружные, веселые, прямолинейные или колючие), силуэты бесформенных предметов (облака, камни, картофель), простые геометрические формы (круг, квадрат, треугольник) – все это дает возможность говорить с детьми о свойствах изобразительных элементов, о их взаимоотношениях друг с другом и о тех чувствах, которые рождаются от восприятия рисунка. Для выполнения этих рисунков особых умений не требуется, и ребенок чувствует себя в этих обстоятельствах уверенно.


 

Детское творчество характерно спонтанным переплетением условного знакового рисования с элементами реалистического рисунка. Если профессионал пользуется примитивами осознанно, создавая наивное искусства, то ребенок просто вынужден пользоваться условной графикой знаков, и внедряет в нее реалистические элементы только по мере своих возможностей. Как говорится, — не умею, но очень хочется. Нет больших проблем в достижении «чистоты стиля», достаточно волевым образом ограничить детей в использовании хотя бы перспективы и светотени, и закрутить все во круг графического дизайна.. Но достигнув одного, мы потеряем другое, то, что собственно и зовется детским творчеством, — детскую непосредственность, детский взгляд на освоение приемов рисования. «Не умею, но очень хочется» должно присутствовать в каждой работе ребенка, в этом вся соль обучения (мы, же понимаем разницу между родниковой водой и дистиллированной).


Создается масса книг для детей с готовыми образцами художественных поделок, где предлагаются подробные описания приемов их изготовления. Авторы, как бы говорят читателю, смотрите, что я придумал для вас, попробуйте-ка повторить. Мне хочется увидеть книгу,  где художник объясняет детям, как он придумывает такие красивые работы, а не, как их надо повторять.


 

Вытащил сюда свой ответ на посланное бабушкой фото внука с его рисунком (в одном из комментариев).

«А, вот и рисунок появился. Автор путешествует в космосе! Вероятно, он летит в большой ракете из которой валит пламя. Космонавту надо смелее работать цветными фломастерами, зачем-то они лежат в наборе? Интересно, как бы он раскрасил ракету? Наверняка, носовую часть он сделает красно-оранжевой, потому-что, если в рисунке будет красное (а как же без красного), то оно должно быть ближе к центру листа, чтобы не нарушать равновесия композиции. Думаю, он согласится, ведь, я диспетчер из центра управления полетом. Сама ракета может стать фиолетовой (этот цвет состоит из красного, а у нас нос почти красный, и из синего, а у нас фон будет синий). Получается красная ракета, только корпус с оттенком синего, а нос с оттенком желтого. Это, так называемые родственные цвета к красному. Окошки, мелкие, но важные детали. Обычно мелочь используют для создания мерцающих всплесков насыщенного цвета на приглушенном фоне. Попробуй светло-салатовый. Не уверен, что твоего терпения хватит на аккуратную закраску, и все же постарайся. Останется пустяк, придумать способ объединения всех разрозненных элементов в цельную композицию. Чтобы не закрашивать весь фон космоса, попробуй изобразить ленты завихрений (спиралевидных), проходящих через всё летающее, и преимущественно в центре. Сеанс связи закончен. Бабушке привет передай.
Роман.»

Возможно, сказанные экспромтом слова для бабушки и внука окажутся самыми нужными среди всего этого «умного» текста. Показан реальный ход мысли педагога на занятиях с детьми, который в инструкциях не передать. Я мучительно долго  искал форму подачи материала, и вот, она появилась естественным путем, а не высосана из пальца.

Внук (482x578, 46Kb)

Обычно, дети начинают рисовать, не задумываясь над выбором места на листе, не задумываясь о том, что у бумаги есть верх и низ, право и лево. Просто, есть поверхность, где можно рисовать. Ребенок может спокойно развернуть рисунок под углом и продолжать работу над другим объектом, не относящимся к первому. Удачный образ может оказаться в самом углу и крошечного размера. Представления о картинной плоскости, как о едином пространстве, пока не сформировано. С этого и начинайте. Не вращайте бумагу, даже, если руке не удобно проводить линию, определитесь, что рисуем, начинайте с главного объекта, следите за его размерами (чтобы он не был малюсеньким), старайтесь располагать его ближе к центру, ощущайте нижний край листа, как землю, а верхний, как небо. Как только появятся светлые контуры объекта, начинают сыпаться «ненавязчивые» комментарии педагога. Его волнует, пока, только одно, равномерное заполнение изобразительной плоскости рисунком. Он рассуждает вслух, что можно подрисовать к объекту, или, какой новый объект подрисовать, иначе бумага будет гулять свободной (равновесие композиции). Поддерживайте ощущение игры, общайтесь с линиями, с объектами, как с живыми существами, разговаривайте от их лица, сочувствуйте одиноким, помогайте найти друга, доставьте им радость цвета. Фундаментальное правило, педагог не имеет право рисовать в детской работе. Это закон. Рисуйте на своей бумаге, передразнивайте детский рисунок, если у вас зудят руки, но не лезьте к ребенку. Другое естественное правило, не рисуйте то, чего ребенок не может понять и повторить. Забудьте о перспективных ракурсах и светотени, создающих иллюзию глубины пространства. Оставьте это до лучших времен.

Вернемся к рисованию. Не случайно ребенку дали набор цветных фломастеров. Но, что с ним делать? Закрашивать штриховкой контуры, страшная мука. Рука не слушается, терпение быстро лопается, и вообще, ничего больше не хочется. Не хочется, оставьте в покое рисунок и его автора. Достаточно того, что он успел закрасить. С каждым днем объем работы естественным путем будет увеличиваться, очень быстро станет понятна роль цвета в создании образа. Красочный рисунок не сопоставим с бледным и не выразительным контурным наброском. Теперь, важное, но бесполезное замечание. Когда детей много в компании, работает фактор «гордыни».  Стремление к лидерству, к самоуважению, желание не отстать от друзей, все это играет на руку самодисциплине, приучает к упорству в работе.  Но, есть и издержки,  возникает стадное чувство, когда в творчестве одни подражают другим. Но это отдельная тема.


Реклама