Логика вне логики — 3

by Рахман Файзулович


Логика вне логики — 3

(Что будет, то будет)


В слове «композиция» есть какая-то притягательная сила. Всем кажется, узнай они секреты этого слова и успех обеспечен. Только не будем забывать, компонуется что-то такое, что у вас есть. Композиция складывается из отдельных элементов (в орнаменте их называют мотивом). В одном случае можно сказать детям, — мы рисуем осень, а в другом, — мы попробуем нарисовать человечка.

Когда в голове нет ни одной стоящей мысли, когда вам страшно провести первую линию (уж очень жалко портить белоснежный лист бумаги), плюньте на всё и скажите себе, — у меня этой бумаги пруд пруди, а времени в обрез и надо работать!
Именно с таким настроением я сел рисовать новыми фломастерами в новом дорогом альбоме. Начал с геометрической фигуры. Если ничего не умеешь, это хороший выход из трудного положения. Но стоило мне сделать скос у прямоугольника, воображение проснулось, и я понял, это будет востроносая мышь! Подставил под неё маленький прямоугольник, вырезал из него снизу треугольник и представил себе, что это ножки. Идея мышки стала обрастать деталями, без которых никто кроме меня не мог бы догадался, что здесь нарисовано. Первое и самое главное, ищу место для глаза, и пытаюсь понять, какого размера он может быть. С его  формой всё ясно, тоже геометрическая фигура, выбрал круг. Думаю, чем мышь отличается от меня. У неё есть хвост и тонкие усы! Остальные действия понятны по рисунку.

Речь идёт не о том, как рисовать мышей, мы стараемся сдвинуть с мёртвой точки растерянно сидящего перед бумагой ребенка. Принцип рисования не сложен, все трудные для изображения части образа можно заменить простыми формами подходящего размера (мы их умеем рисовать), расположенными в нужном порядке.

У меня есть опыт в рисовании, и мне не сложно представить различные пути развития даже такого примитивного образа. Как ни проста мышка, а дети её не смогут повторить. У них прямые линии не получатся, и думают они (слава Богу) иначе.



Удачно нарисовав мышку, и избавившись от робости и стыда, я не смог  остановиться. Так приятно делать на бумаге, нет, на компьютере, без всяких правил всё, чего тебе хочется, не думая о финале.
В этот момент вспомнилась лошадка Даши!
Моё «баловство» включает множество повторении удлинённых форм. Ноги, грива, причёска, борода выглядят  однотипно. Эти подобные формы создают ритм в рисунке (если нет чего-то одинакового, то нет и ритма).  Вспомните лепестки ромашки, череду облаков в небе, рябь волн на море, доски забора, наконец. Везде что-то повторяется и создаёт ритм.



Лавры юной художницы не дают покоя.
Кручу созданный ею образ и так, и этак.
На самом деле, наше участие в творчестве детей не обходится без подсознательного навязывания им своих представлений о хорошем и о плохом. Раздавая советы направо и налево, мы анализируем детский образ, опираясь на свои профессиональные критерии. Может быть поэтому учить надо не только детей, но и тех, кто их учит?

На этом примере видно, что один и тот же мотив можно представить разными способами. Это как буква, мы узнаём её в любом обличии.


Стараемся избежать статики болванчиков, и разбрасываем конечности.
Рисунки малышей просты, но и в них существует определённая последовательность действий.
Она настолько естественна, что дети о ней не задумываются. Руку начинают рисовать с точки ее соприкосновения с туловищем,  потом добавляют пальчики  к уже нарисованной руке. В обратном порядке не получается. Трудно представить, что ребёнок нарисует печную трубу, а потом добавит крышу, или нарисует палец, а потом голову человека к этому пальцу. Здравый смысл руководит рисованием, и пошаговая инструкция не всегда нужна.



Попробуйте посадить группу на простые грифельные карандаши и дети исчезнут, даже не простившись с вами. Наверное, поэтому все игрушки в «Детском мире» цветные.

Процесс рисования, это еще и постоянное количественное усложнение имеющегося.
Но взрослея, дети начинают усложнять рисунок не только количеством деталей. Появляются  более изощрённые формы силуэтов, и эта сложность качественно отличается от количественной. Если в аппликации или при конструировании мы можем комбинировать выбранные детали, перемещая их относительно друг друга, то в рисунке дети добавляют нужные детали, не имея возможности что-либо переделать.
Уверенность в действиях приходит с опытом, позволяющим предвидеть результаты своих действий.

Способность к прогнозу.
Она у каждого человека выражается по разному и в разной степени.
В перерывах между уроками я часто предлагал ребятам игру. На школьной доске ученик рисует простую форму. Следующий ученик добавляет новую деталь к нарисованному. Каждый, кто подходил к доске, стремился  придать смысл неоконченному рисунку и помочь своим объектом приблизиться к цели (человек, машина, птица). Была и обратная задача, всячески препятствовать воплощению задуманного предшественником. Доска делилась поровну, и рисовали две команды на скорость. В обоих случаях требовался «дар предвидения».



На иллюстрации видно, что станет с котом, если по нему пройтись хаотичной штриховкой. Это под силу детям постарше. Они могут рисовать штрихом, добиваясь  фактурного разнообразия поверхности, а так же тоновых и цветовых градаций.

Процесс рисования, это и постоянная корректировка нарисованного, его исправление.
Уточнить контур рисунка проще, если он выполнен светлыми фломастерами, их легко перекрыть потом более темными линиями.
Работая фломастерами или акварелью, надо помнить, что на светлые цвета силуэта легко наложить более тёмные, но не наоборот. Это значит, что на желтом цвете вы легко нарисуете что-то оранжевое или зелёное, но рисовать жёлтым по фиолетовому фону не получится.
Закрашивать форму, обводя в ней тонкие линии сложно. Проще закрасить форму, и потом нанести на неё мелкие детали.
Очень скоро дети научатся учитывать особенности инструментов и материала с которым они работают.


Всё те же геометрические фигуры, доработанные деталями и фактурной штриховкой. Заметьте, полусухой фломастер обладает своей шершавой прелестью.


Мне трудно сформулировать назначение этой страницы.
Упор делался на создание отдельного образа (мотива).
Возможно, мне захотелось поговорить о разнообразии технических возможностей рисунка, о свободном выборе подходящих вам способах рисования, или просто о необходимости получать удовольствие от маленьких побед в своем творчестве.

Готовлю продолжение.


Реклама